Меню сайта

Два Rainbow в одном составе 1976+1995 годов

Часть третья. (Заключительная)

 

А далее мы получили откровенно безудержное шоу, и за то, что вышло так, стоит, наверно, поблагодарить не только Тони Кэйри и его команду, но и Дуги Уайта! Появившись на сцене, эти ребята получили в свое распоряжение и уже полностью разгоряченный зал, и беснующуюся толпу у своих ног, ну и сами, конечно, постарались, выдав сет, каждая из песен которого до последней (и от первой) ноты была знакома любому, находящемуся в тот момент в Крокусе. И еще – очень верным решением было не делать антракта между сетами Дуги и Тони – никто из зрителей не покинул своих мест, все, разгоряченные, заведенные, в приглушенном синем свете ждали, что вот-вот… Вот это все мы и получили буквально пару минут спустя! Но то, что было выплеснуто на нас во второй части концерта – это было не просто шоу, это был настоящий балаган, но в лучшем понимании этого слова. Это было – и, чтобы послушать, и, чтобы посмотреть. И все участники коллектива Тони Кэйри приняли в этом участие. В музыкальном плане ярче всех сверкнули, естественно – сам Тони и его гитарист Йостейн Сварстад. А вот визуально, настоящим шоу-мэном показал себя Оге Нильсен! Я не видел его в других инкарнациях, но как-то мне кажется, что, находясь впервые в России, он все еще придерживается мнения (не совсем неверного!), что все у нас тут безудержно зажигают, и ВОДКА тут абсолютно необходима. И потому и вел он себя на сцене, как расхристаный, без тормозов российский ЧУВАК! И потому однажды обратился к зрителям с речью, типа: «Что-то вы не очень активны! Быть может, нужна водка?! Я знаю, что водка помогает во всем!». И потому же, находясь на сцене, Оге употребил литр пива и бутылку водки – типа, это так по-русски! Слава Богу, что это практически не отразилось на качестве шоу, что это только приукрасило его – Оге хотел, как мне показалось, оказаться таким образом ближе к зрителям – что ж, ему это удалось! И, поскольку в визуальном плане эта часть шоу оказалась ярче (мои прощения, м -р Уайт!), да и песни, исполненные здесь, были известны почти наизусть, и исполнены они были в та-а-аких развернутых версиях (11 номеров за почти два часа), то и отпечаталось это в мозгах почетче. Поэтому, наверно, опишу эту часть концерта поподробнее – ПОШАГОВО! И вот еще в полумраке в зал рванулись отрывистые, трепещущие синтезаторные звуки. Казалось, это каждый мускул, каждый нерв, каждая клеточка исполнителя давит на клавиши, исторгая из инструментов эти пронзительные звуки. Пару минут над залом парило это великолепное, все на нервах, интро. И вот в него вплетаются резкие, бичующие гитарные всплески, и – “Tarot Woman”.Свет вспыхнул, и на сцену буквально вылетел Оге. Неуемная мальчишеская задиристость так и брызжет из него – из голоса, из движений. Оге пролетел, проскочил по самому краю сцены, протягивая микрофон зрителям, и все – как одна глотка – голосят слова, давшие песне название, под позвякивание клавишных Тони! Уже тут, уже в первой песне, Оге готов буквально порвать себе связки, а Тони беснуется за своими агрегатами, посыпая зал звуками будто из той эпохи, когда РАДУГА лишь восходила. И гитарист, вовсе небезуспешно, выковыривает из своего инструмента яркие, острые пробежки, повторяя ходовки Великого Ричи. Не дав никому передохнуть, Оге повествует, что Дон Эйри, к сожалению, не может быть нынче с нами, и просит нас петь для него. ОК! И все это под цывкающую и резкую гитару Йостейна Сварстада. А затем – агрессивный и прессующий вокал, и Оге протягивает микрофон к залу, и все, как один, выдыхают из себя слова, давшие название песне – “Run With The Wolf”. Оге при этом голосит все выше и выше – опа!, оказывается диапазон у него не самый маленький! И уже в финале певец изображает волчий вой – яростно, агрессивно, но при этом так дружелюбно улыбаясь всем нам. Далее Оге представляет песню, повествующую о том, что проникает в вашу спальню по ночам. И –“Starstruck”! Весь номер так и переполнен энергией, энергетикой! Все инструменты так и соревнуются друг с другом в скорости и прессинге. А гитарист так и треплет струны, ни в чем не уступая Великому Ричи.

Вот перед следующим номером Оге и поинтересовался у нас – может, водки надо? Хотя сам при этом попивал лишь пивко. А после этого, под трепещущие клавы Тони, завел шикарные приблюзованые вокализы, забираясь все выше и выше – демонстрируя, что не только томный баритон – его царство! А затем вырвался на свободный простор, сопровождаемый в унисон звучащими инструментами Тони и Йостена. Не самая развернутая версия “Do You Close Your Eyes”, но – то ли еще будет! Зазвучало некое проникновенное интро. Пальцы Тони так и трепещут над клавишами, гитареро так же мелодично перебирает струны. И тут Оге выдергивает зрительницу из зала и кружит ее в проникновенном танце, при этом не забывая сжимать своей ладонью – извините – ее задок! Согласен – похабно, но в данном контексте – вполне приемлемо! Финал танца – девушка верхом на Оге и, похоже, все довольны. Так что, если для кого-то это было пошло, то просто закройте глаза. А на деле – очень страстный и веселый танец! Но… Стоп! Оге возвращается с эротических небес на землю и вопрошает поклонницу о ее имени. СОФИЯ! Я спою для тебя! А не хочешь ли ты поймать радугу? И вопрос уже в зал: Are You Want To Catch The RAINBOW? И так – неоднократно. И лишь после этого в гитарных проигрышах узнается знакомый мотив. Очень страстное, трогательное пение Оге – оказывается, он может быть и таким! Слова, как туман, в сопровождении мягких клавишных и гитары, расстилаются по залу, окутывая собой каждого! Гитарист очень нежно, трепетно отыгрывает соло, будто погружая нас в те далекие 70-е. А Оге не унимается – голосит все выше и выше, склоняясь к залу, и вот уже переходит на дикий крик – “Come the dawn”, и при этом целует руки поклонницам в первом ряду. До чего проникновенно, и чуть ли не слезоточиво! В этом номере очень ярко сверкнули и Тони, и Оге, и Йостейн, показав себя достойными наследниками той РАДУГИ, которая уже 40 лет назад поднялась над миром рок-музыки. Страсть, энергия, профессионализм, утонченность и мощь, и очень бережное отношение к этому наследию великого коллектива! Перед следующим номером Оге поблагодарил всех нас, назвав нас (с нашего согласия) RAINBOW family, и представил великолепного, шикарного, легендарного Тони Кэйри, сказав , что сейчас тот споет для нас блюз. И – понеслось. Тони покинул свой клавишный пост и спел реальный блюз, сопровождаемый яркой, по-блюзовому стонущей гитарой Йостейна. Отстонав, отзвенев этот номер – очень ярко, эмоционально, энергично и, в то же время, весело, задорно – да, блюз бывает и таким! – Тони вернулся к своим инструментам, и тихонько заклокотал ими. А Оге в это время уже во всю хлебает водку из горла и рассказывает, как они все рады исполнить для нас эти незабываемые песни RAINBOW. Из зала кто-то попросил “Long Live Rock/n/Roll”, на что Оге вполне резонно ответил: «Это будет финальной песней шоу. Вы же не хотите, чтобы сейчас наступил финал!?». Дружный, утвердительный вопль зала был ему ответом. И далее – яростная, несущаяся, как стрела, версия “Kill The King”. Тут прозвучал традиционный, слегка игривый проигрыш Тони, и, отвечающая ему, хохочущая гитара, ну а Оге в это время душит гитариста микрофонной стойкой. Вот и начинаются приколы! Перед следующим номером Оге еще раз приложился к бутылке нашего национального напитка, и объявляет песню, посвященную Ронни Джеймсу ДИО – “Man On The Silver Mountain”. Номер исполнен практически стандартно, и Оге повторяет вокальные ходы Ронни, а зал старательно подпевает вокалисту. И тут Оге опять прошелся по краю сцены, и нашел очередной предмет своего обожания.

То ли это водка дала о себе знать, то ли он в очередной раз решил показать свою близость к зрителям, то ли он реально оказался впечатлен моей питерской подругой, но Оге под мяглую подзвучку музыкантов группы – поглаживает Мэри по голове, распевая ей рулады, рассказывая всем, что это его друг, друг с Фэйсбука, чуть ли не признаваясь ей в любви. Я полагаю, и ей, и ему это было приятно. Но, завершив эту процедуру, Оге решил пораспеваться с залом, и задает очень, очень-очень высокую музыкальную фразу, а затем вдруг переходит чуть ли не на рык, но нам всем удалось это повторить. И Оге расплывается в яркой, шикарной, обворожительной улыбке, слыша наш многоголосый хор. Под упругую, качёвую ритм-секцию Оге принялся представлять музыкантов коллектива – единственным, кого обошел музыкант стороной, оказался Тони Кэйри, но о нем и так было достаточно сказано в ходе шоу, да и в представлении он не нуждался (т.ч. простим Оге). Йосетйн Сварстад и барабанщик Пер Оле Иверсен лишь огрызнулись ему в ответ своими инструментами. А затем Оге поинтересовался у нас, кто нас более впечатляет – Роджер Гловер или, быть может, Гленн Хьюз. И, не получив внятного ответа, говорит, что вот он – человек, который реально умеет играть рок-н-ролл, Ян Холберг. И, сопровождаемое яркой, слегка застенчивой улыбкой краснолицего басиста – СОЛО! И зал в упоении, самозабвенно отвечает на басовые фразы Яна. В финале своего выхода он завернул практически танцевальную мелодию, и Оге аж приплясывает под нее в русском народном стиле, скрестив руки на груди и озорно вскидывая ноги. Вот это реальное шоу! Но еще не все! Гитара стонет – красиво, но еще не понятно, во что это выльется, а Оге в это время напевает – This is party Moscow! И при этом опять лакает из горла – может это просто наш русский алкаш от пивного ларька?! А Тони в это время заводит трепещущее интро, и гитарист подхватывает его. И вот из всего этого выплывает знакомый мотив – “Mistreated”! Оге во всю намахивает стойкой и выдает яростную, остервеневщую версию – Ковердэйл нервно плачет за углом! Слово Mistreated отдано залу, и как мы выдыхали, выбрасывали, выплевывали его из себя – ибо иначе невозможно было отреагировать на это исполнение! Посреди песни Йостенйн заиграл «Улетай…», и Оге, активно и плавно жестикулируя, напевает мотив этого классического произведения. Ну и дальше – умиротворенный, но очень яркий проигрыш абсолютно в духе Блэкмора, и Оге (вместе с залом) взрывается, чтобы завершить песню звонким, протяжным воплем! Ему и водка не помеха! А может – только в помощь?! Как и во всех предыдущих номерах – по интро никак не поймешь, что же сейчас прозвучит. На сей раз – Оге распевается с залом, гитара Йостейна грязно цывкает, а Тони бережно так клокочет своими инструментами. В итоге “Still I’m Sad”! Меж строк все инструменты замолкают, и отчетливо слышен дружный вопль зала, уже, похоже, вошедшего в экстаз от этого неординарного представления. Посреди песни Тони отыграл звонкое капельное соло, а Оге в это время лишь прохаживался по краю сцены, ручкался со зрителями и напевал при этом основной мотив песни, порой протягивая микрофон в зал. И так умильно улыбался, слыша внятный и адекватный ответ. Но вот – ревущий, клокочущий финал, и Оге принялся бодаться плечами с гитареро, пока сам не повалился на пол ( то ли водка его свалила, то ли Йостейн оказался посильнее!). Но певец быстро выправился, вскочил, проорал с рычаньем еще одну музыкальную фразу, и накинулся на Йостейна, душа его, что и привело к тому, что на сей раз гитарист оказался на полу, но при этом не переставая играть. Прикольно! А зал взрывает синтезаторное интро, так и заполненное хораловыми сэмплами, но при этом легко узнанное. И Оге, вслед за мощной дробью Иверсена, яростно, жестко выплевывает в зал хрестоматийный текст.

На протяжении всего “Stargazer” в партиях Тони звучат хоралы – оригинально, свежо, интересно. Браво, Маэстро! Посредине – традиционное, по восточному завывающее гитарное соло. Да, видимо м-р Сварстад явно учился на соляках Блэкмора, так часто повторяет он ходы Ричи, но не слепо копирует их. А затем – дружные подпевки зала, помогающего нежным оканьям Оге! Блистательно! А в подслойке Тони мягко журчит синтезаторами. На прощанье, в завершение номера Оге много-много раз говорит, что мы великолепны (да и ты шикарен!), благодарит нас, You Really Rocks!, обещает скоро снова вернуться в Москву! Но на этом пока все! Офигенное, разгильдяйское, раздолбайское шоу, вроде, подошло к концу. Музыканты не долго прощались с залом, жали руки зрителям, раздавали сет-листы и кое-что еще, но, в итоге, покинули сцену. Но Оге же обещал “Long Live Rock’n’Roll”! Так что – ждем-с! И не напрасно. Вскоре на сцене нарисовался коллектив Тони Кэйри, только на заднем плане так подозрительно маячит Дуги Уайт. Что ж – мелькнула в остатках мозгов мысль – неплохо, щас споют дуэтом. Ан нет – Оге лишь произнес достаточно пространную речь, попрощался, и оставил сцену на откуп Дуги Уайту. Устал, видимо! А Тони звонко так, капельно заиграл основную тему бессмертного гимна рок -н-роллу. Дуги поначалу статично отстаивался у микрофона, лишь слегка пританцовывая – не чета Оге – от страсти аж зажмуривался, распевая бессмертные строки о том, что рок-н-ролл не убьешь. Гитареро отбомбил яркое и звонкое соло, а затем – ну сами понимаете, что! Тони звонко цывкает своими инструментами, тарелочки позвякивают, зал поет, а Дуги лишь уморительно вытанцовывает, встав на цыпочки и переминаясь с одного носка на другой. Ну и завершилось все, как обычно, как надо. Громовые перебивки Пера, стонущие клавишные Тони, упругие басовые проходки Яна, огрызающаяся гитара Йостейна и вопли Дуги! Long Live Rock’n’Roll!!! ФСЁ! Без резюме! Хотя нет – это надо было видеть, это надо было слышать, в этом надо было участвовать!

 

Авторские права принадлежат Андрею Кириллову

Все части статьи          1 |  3 

   

 

 
 
 
 

Случайная песня




Яндекс цитирования

Fan Site Rainbow © 2018