В России в феврале 2009 г. с большим успехом прошел всемирный тур нового уникального проекта Over The Rainbow, в составе которого выступали участники легендарных рок - групп Rainbow, Deep Purple, Black Sabbath и Dio. Вместо легендарного гитариста - виртуоза Rainbow Ричи Блэкмора, выступал его сын - Jurgen Richard Blackmore. Cостав Rainbow выглядит следующим образом: Joe Lynn Turner - вокал; Jurgen Richard Blackmore - гитара; Bobby Rondinelli - ударные; Greg Smith - бас-гитара; Tony Carey - клавишные.
 
Меню сайта
Концерт в Москве
19 февраля 2009
Б 1 Maximum
 

Удивительная штука – этот рок. Просто живой организм какой-то. Много лет жил себе, не тужил, под покровительством крутых продюсеров и мировых лейблов, не замечая того, что и для одних и для других, он является лишь дойной коровой-кормилицей, приносящей деньги. Однако неизбежно наступает момент, когда, по мнению хозяев, «коровка» состарилась, «стадо» нужно обновить, а прежнее «поголовье» пустить под нож.… На говядину.… Именно это и произошло с тем, что мы сейчас называем «классическим роком» в первой половине 90х годов прошлого века. Мировым продюсериатом было принято решение, что рок устарел и, что будущее сцены в руках бездельников из Гарлема. (И не надо мне клеить расизм, ибо мне нравятся негроиндеец Хендрикс, негроеврей Кравиц, еврей Стэнли и т.д.) Но эволюцию ни кто не отменял. Жизнь всегда найдёт выход. И вот, перед нами новые формы жизни в среде рок групп – ностальжи проекты. Стараниями продюсеров, многие группы, не желавшие менять стиль на гранж, или альтер, распались. Однако время показало, что мир не хочет жить без их музыки. И вот, мы имеем на сегодняшний день две реинкарнации – «Heaven&Hell», знакомство с которыми нам ещё предстоит и «Over The Rainbow» - молниеносно родившийся, на радость фэнам, проект. Тур последних, планировал своё начало в моём родном городе – Краснодаре, лишь недавно нанесённом великими группами, на карту своих гастролей. Однако, по причинам не очень густой населённости и не особой платёжеспособности краснодарцев, это счастье нас минуло. Но, как говорится: «Охота – пуще неволи» и, однажды настроившись увидеть легендарную группу, я не нашёл в себе сил отказаться от этого замысла. Посредством сети «Интернет» и при содействии хозяина данного ресурса, очертя голову, я ринулся во все тяжкие. Взяв в дорогу трёх верных подруг – жену, фото и видео камеру, я отправился в путь. Краснодар проводил снегом и водкой, Москва встретила снегом и милой улыбкой консьержки в хостеле «Годзилла». Разместившись, мы двинули навстречу с «Радугой»
И вот, ноги отсчитывают последние метры от станции метро к клубу. Внезапно, быстрыми шагами к нам приближается молодой человек и, с надеждой в лице спрашивает: «А не найдётся ли у вас лишнего билетика?». За ним другой, третий, четвёртый, десятый!!! АНШЛАГ??? На рок-концерт??? Вот она столичная простота и неискушённость! Устроили аншлаг из рок концерта!… То ли дело родной Краснодар, едва собравший 500 человек на представлении Джо Линн Тёрнера и по 250 – на шоу Хьюза и Хенсли. Стоит ли удивляться, что мировой тур начался в не столь чванливом городке как мой, а в Минске. Ну да Бог с ним. Идём дальше. За час до концерта публику пропускают внутрь. Очередь к КПП, как в застойные годы в Мавзолей, но пропускают быстро, ни какой давки. (Опять же, на Тёрнере в Краснодаре ухитрились устроить «пробку» на входе) Но нам туда не надо! Мы идём туда, где люди проникают на халяву! Двери открыты, и мы попадаем в толпу различных «брутальщиков», которых где-то видел, но не помню где. Среди прочих в поле зрения попадают ребята из группы, игравшей с Джо, во время его тура по России.
Стоим, ждём приговора. Пропустят, или нет. Откуда-то с небес спускается ангел, по имени Роман и раздаёт нам пропуска. Мне здесь начинает нравиться.
Нас впускают в зал ровно за полминуты до начала шоу. Мы продираемся сквозь неистовствующую толпу к сцене, на ходу распаковывая и настраивая оборудование. За несколько метров до сцены свет гаснет совсем, а толпа взрывается воплем. Я оказываюсь в орущем кромешном мраке и иду к сцене по памяти и ориентируясь на мониторы «мыльниц» в руках фэнов. Вдруг все мониторы остались позади. Сцена, подумал я, и сам поразился своей догадливости. Синий луч выхватывает из мрака Тони, сидящего, как и положено клавишнику, за клавишами, но почему-то, отгородившись от всех чёрной материей, закрывающей его и инструменты (может, он сидел там без штанов?). И вдруг, вместо ожидаемого вступления из «I surrender», или «Spotlight kid» пространство заполняют трели клавиш из «Tarot woman»! Интрига нарастает. Если до этого всех интересовало, как Юрген осилит гитарные партии отца, то теперь ещё добавился вопрос, как Джо справится с партиями Ронни. Лёгкими тенями во мраке, пытаясь быть незамеченными, на сцене появляется вся группа, но не тут то было! Толпа их видит и взрывается новой волной крика. На сцене полный свет и Юрген начинает отцовское отрывистое «Та-ба-да-ба-дап! Та-ба-да-ба-дап! Та-ба-да-ба-дап! Та-ба-да-ба-дап!». Звук нарастает и под очередную волну приветствующих криков, на сцене появляется Джо и…. Лихо начинает справляться с партией Дио. Народ за моей спиной приходит в такой экстаз, как будто это не первая песня, а уже середина концерта. И тут, я вспоминаю, зачем я собственно здесь. Оглядевшись по сторонам, я обнаружил себя в толпе коллег журналистов. Мы все похожи на взвод космических пехотинцев, под управлением лейтенанта Риппли, попавших в окружение ЧУЖИХ! Палим своей КЭНОНнадой во всё, что движется, играет и поёт. У нас только 3 первых песни. Дальше, нас погонят отсель, в самый зад и будут следить, чтоб мы не вынули наши фотики и камеры. И так до конца шоу. Но пока, мы – короли фэнов! Мы прежде всех! Однако первые кадры разочаровывают. Сцена высока. Почти в мой рост. На сцене, прям перед нами 5 высоких мониторов! Как ни крути – они постоянно в кадре. Но время не ждёт. «Tarot woman» в разгаре! Я включаюсь в гонку за место под солнцем, пытаясь найти удобное место для кадра. Те, кто на сцене, сами не верят своему счастью. Толпа так разъярена, что уже нет надобности её заводить. Мои глаза пытаются найти в неистовствующей толпе, кого ни будь, именуемых «старыми пердунами». Нет таких! Молодёжь! Все до 25 –ти лет. Вот вам! Выкусите все те, кто говорит, что рок умер! Это вы убеждаете всех, что это так. Вы – продюсеры новой волны, работаете над созданием своей тупой, нетребовательной аудитории. Но здесь, в «Б1» таким не место! Единый вихрь закручивает группу и зрителей в совместное действо – РОК-ШОУ!
ЧТО ПРОИСХОДИТ НА СЦЕНЕ…
Бобби не видно вообще. Но он шквален! Чувствуется вся сила темперамента, долгое время скованного забвением. Тони скрупулезно, но легко играет… просто играет… Грэг – как рыба в воде. Юрген…. Юрген слегка волнуется. Склонный к перфекционизму (как и папа), ему постоянно не нравится звук. И, правда. Звук «плавает». То пропадает, то, взрываясь, разрушает уши и мозги. Юрген знаками показывает кому-то за сценой, то «громче», то «тише», но звук от этого лучше не становится. В конце концов, плюнув (ибо уже пора играть соло), он приступает… Он играет… Но явно не слыша себя!!! Выходит ближе к зрителям, чтобы слышать себя с панорамы, теряя по пути несколько принципиально важных в этом соло нот. Он явно расстроен. И только Джо возвращает ему уверенность в себе. Играючи спев уже свою, а не Дио, партию и видя замешательство Юргена, он просто начинает ему мешать.… Мешать быть скрупулезным. Он подходит к нему вплотную, хватает за плечи, прям посреди соло и, сначала поднимая руку с микрофонов вверх, за тем ею же указывает зрителю на Юргена. Толпа не замечает независящей от гитариста лажи и… Лажа прекращается! Юрген больше не борется с плохим звуком! Он просто играет. И у него всё получается! Соло великолепно! Это не соло отца, но злость от несостоявшегося идеального звука, придаёт его пальцам такую прыть, за которую папа явно похвалит (потому что сам так не умеет. Сын обязан превзойти отца:. И только Джо, только Джо уверен в успехе. Его опыт подсказывает, что шоу – как беременность. Оно начнётся, пройдёт и закончится ровно в срок, возможно с небольшими осложнениями, но, наверняка удачно. Его голос уверен, зрел и нагл. Над ним не тяготеет тень Дио. Он работает легко и на пределе. Он прекрасен! Все, включая Юргена, но исключая Бобби, питаются его энергетикой (просто Бобби сам кого хочешь, заразит). Как единый миг и на едином дыхании пролетают отведённые нам три песни. Нас просят покинуть пресс-зону. Очумелый, через минуту я оказываюсь в нехарактерном для себя на рок концерте месте – за последней шеренгой фэнов. В обществе тех, кто перемешивает живой концерт, с процессом стояния в очереди в бар, покупкой и потреблением пива. Я начинаю оглядываться вокруг и над собой. В VIP и Super VIP зонах, я вижу людей, достойно проживающих свою жизнь. И, явно весьма не тупо, раз выложили от 10 до 50 тысяч рублей за свои места. Все они, побросав свои столики, столпились у края, разделяющего нас и их – у границы той резервации, за которую они отвалили не хилую сумму, отделив себя от мечты «поврываться», как хотелось с детства, на рок концерте.
Тем временем – шоу продолжается. Песни сменяют одна другую, но стоя позади всех и, отягощённый сумками с аппаратурой, я потерял всякую возможность быть в первых рядах фэнов. Я дико завидую всем, пребывающим в состоянии временного помутнения разума от происходящего. Теряющим голос, выкрикивая любимые имена и подпевая, посильно, Джо. Отгромыхал соло Бобби (тому, кто впервые подробно опишет соло ударных в словах, дадут Нобелевскую премию в области литературы). Соло было шикарно. И, уж не помню, но вроде сразу после, зазвучал «Звездочёт». Я начал звонить всем своим знакомым на родине, чтоб они послушали. Деньги на трубе быстро закончились. Тогда, спрятавшись в углу, я достал свою видео камеру, и рискнул снять эту песню. Через пару минут мою попытку вежливо пресекли. Но камеру и кассету не забрали (в отличие от краснодарского концерта U.D.O. где непонятного пола уродец, изъял у меня кассету с эксклюзивом) Концерт неизбежно подходит к концу. Отыграв последний номер, группа в полном составе обнимается у края сцены. Моя просьба снять это, не находит положительного ответа со стороны блюстителей внутриклубного порядка. Я, со стоном в груди, смотрю на утекающие от моих линз и матриц классные кадры, которым не суждено теперь никому увидеть. Юрген щедро мечет в толпу медиаторы, делясь кусочками пластмассы с участниками группы. Те, из своих рук, так же осыпают первые ряды. Джо просит у Юргена пару медиаторов себе, чтоб собственноручно осчастливить страждущих. Но руки Юргена пусты, он раздал всё. «Как папа.… Никогда не поделится медиаторами» - говорит Джо и, пожелав всем спокойной ночи, группа Pink Floyd скрывается за кулисами. Только глупец воспринял бы всё за чистую монету и ринулся к выходу, не дождавшись выхода на «бис». По понятным причинам, толпа не скандирует полное название проекта, ограничившись лишь громогласным и не смолкающим «Rainbow! Rainbow! Rainbow! Rainbow! Rainbow!». Группа отыгрывает ещё два «биса» и исчезает за кулисами, оставив нас с ещё не сформировавшимися воспоминаниями.

Лично у меня, после концертов, всегда несколько скомканное чувство. Я абсолютно ничего не помню. Вот и теперь, иду такой по подмерзающей после дневной оттепели Москве и ничего не помню! Какие то хаотичные воспоминания копошатся в голове, но ничего конкретного. Не верится, что то, к чему так долго готовился – уже позади. С ужасом, думаю о долгой дороге домой. И лишь спустя время, где-то в глубине сердца, вдруг расцветает РАДУГА! Воспоминания становятся всё ярче, всё подробней и детальней. Весь концерт, будто в замедленной записи, проходит перед глазами. Концерт – как маленькая жизнь. Он начинается, когда назначено свыше, и заканчивается, когда положено. И ни то, ни другое от нас не зависит… Группа, распрощавшись, уезжает радовать другие города. А нам остаются лишь приятные воспоминания от встречи с ней. Эти воспоминания неизбежно обрастут новыми подробностями. И это тоже закономерно. Ибо группа легендарная. И мы – её поклонники, работаем с ней в паре. Группа создаёт песни, а мы – легенду о ней…

Источник: Nazareth
Заика Сергей. Фотокорреспондент.

Краснодар - Москва.

   

 

 
 
 

Яндекс цитирования

Fan Site Rainbow © 2017